Ясновидица знала, где искать верный звук.
Только не обещала, что найду его вдруг.
– Не вышьешь из неба заплаты.
А выживешь - станешь крылатым!
Зажёг я в лачуге лучину
И плачу в тоске беспричинной.

Серой тенью, на бреющем, тьмою укрыт.
Я над крышами рею, устал и небрит.
То ухну совой среди ночи,
А то заору, что есть мочи.
Пою, и хриплю, и кричу я,
Вдоль нотного стана кочуя.
В горле сорванных связок я ношу ношу.
С горя собственный локоть
вот-вот укушу!
Я глохну от хохота эха
И от колокольного смеха.
И кашляю - больно, натужно:
Мне взять этот звук очень нужно.

Сочно брызнула строчка,
от крови красна.
Нет: на леске непрочной
пустая блесна.
Когда же мой крик отзовется?!
Иль снова родиться придется?
Загривок саднит, в ногу ранен...
А взмоешь в зенит - богоравен!

Только боль. Голос скован.
Кругом тишина.
Только вдоль позвонков
распахнулась спина...
И вырвался звук, тих и нежен.
Совсем не совсем безнадежен.
И соло, как ни было мало,
В предутренней тьме зазвучало...

11,2009