...морская болезнь (из экономии купил он билеты в третий класс). И княжна проводила часы в прогулках по палубе, более напоминавшей тесно заставленный людьми и вещами узкий коридор. Не замечая сутолоки и красноречивых мужских взглядов, она переживала произошедшее. Понимая вполне, что винить надобно только себя, размышляла она о муже, о горестях будущей жизни за морем, а более всего – о призраке графа, являвшемся ей постоянно. И убеждала себя в святости супружеских уз, и клялась быть хорошей женою и любить чад своих. Заглядывая наперёд, полагала себя, за отсутствием иных поприщ, домашней учительшей в состоятельных...

                    * * *

...Основаниями такого сидения были вина пред женою и охранение денег, кои полагал он теперь залогом их будущего счастья (обнаруженные братнины франки почёл он за положенное женою украдкой приданое). Молодой человек был не без сердца: переживал искренно, когда прознал о готовившейся свадьбе с графом К*** по самой что ни на есть любви. И чем покойнее вела себя та, кого не было озорнее всего три недели тому, тем острее росла в душе его необходимость объясненья. В этой мысли его утвердило и нежданное появление в каюте жены. Вошед, она сыскала иглу с ниткой и, штопая порваную манжету, молвила возможно спокойнее, не поднимая глаз от работы:
– Вы теперь мой муж, сударь, и кончим на этом наши недомолвки. Менять что-либо поздно и не в нашей власти. Я буду верна Вам. Попомните только: лжи и обид я прощать не умею.

Вот так всё и разрешилось само собою.
Он глядел на неё с благодарностью
и верил теперь, что любит. Желая
сделать ей приятное, встал
по-благородному на колено и целовал
неловко подол платья...

...неурочного возвращения. Уверившись
в её одиночестве, из-за чайных тюков
подступились двое с ножами. Княжна
принуждена была вспомнить приём,
коему её обучил в шутку граф, и
недоброжелатели отползли, охая.
На запястье была кровь, и манжета
висела жалко. Два столь разные
обстоятельства и привели её в каюту.
Женскому сердцу начальствует лишь
оно само...

                    * * *

...день поутру «Диана» пришла
в Новый Йорк, уже имея арестантов
в трюме. И те двое тоже
попались. Мошенники попытались
предстать жертвами, но «манеру
нападения заметить не поспели».
Инспектор полиции, когда
поднялись на борт таможенные офицеры,
вручил старшему пакет с описанием
юной особы. И напрасно: «Диана»
отходила в Канаду. На нижней палубе
озирались на mademoiselle, хохотавшую
долго, гортанно, до слез. Одна монахиня
долго глядела на неё цыганскими жгучими
глазами и промолвила
непонятное: «Знать, Судьба такая...»

                    * * *

...подшучивала за «экономические» билеты.
Жизнь в Монт-Реале казалась полной
новизны: в нравах, в музыке, в запахах
природы. Он старался удивить,
рассмешить её, счастливый её радостью
ожидания, сам радуясь многому.
Например, видимому отсутствию...